За птицей кецаль

МЕХИКО: СЕГОДНЯШНИЙ

Колонну Независимости чаще называют Ангелом Независимости или просто Ангелом, поскольку она увенчана фигурой ангела с оливковой ветвью в правой руке и разорванной цепью в левой. Для Мехико Ангел такая же достопримечательность, как для Парижа Эйфелева башня. Под основанием монумента покоятся останки «отца независимости страны» Мигеля Идальго. Возглавленное им народное восстание, начавшееся в 1810 году, охватило большую часть страны. В армию, созданную Идальго, входили в основном крестьяне и рабочие рудников, но его поддерживала и часть креольской верхушки. Идальго провел ряд антифеодальных мероприятий и мер по возврату отобранных у индейцев общинных земель. Но, видя угрозу феодальным порядкам, многие зажиточные креолы перешли на сторону колониальных властей. В 1811 году армия Идальго потерпела поражение, а сам вождь восставших был казнен. Однако освободительная борьба на этом не закончилась.

На этой же улице на двух площадях, образуемых в местах ее пересечения с другими магистралями, установлены монументы Христофору Колумбу и Куаутемоку, последнему предводителю ацтеков, боровшихся против испанских конкистадоров в момент завоевания Мексики. По обеим сторонам, украшенным пальмами, фешенебельные здания из стекла, стали, бетона, мрамора — свидетели экономического развития страны последних двух-трех десятилетий. Над кронами деревьев мелькают рекламы: «Мексиканский институт социального обеспечения», «Отель Мария-Исабель», принадлежащий американской «Пан Америкен Уорлд Эйрлайнс» «Отель Хилтон», один из крупнейших в стране...

Спланированная в 60-х годах прошлого века а-ля Елисейские поля, но позже неоднократно реконструировавшаяся Пасео-де-ла-Реформа ныне больше напоминает центральные проспекты некоторых латиноамериканских городов — Рио-де-Жанейро, Каракаса, Буэнос-Айреса.

Свернув с нее, выезжаем на. самую «европейскую» магистраль — авениду Хуарес, чем-то похожую на уголок Брюсселя или Вены. Авенида сравнительно невелика. Начинаясь от арки-монумента, посвященного революции 1910— 1917 годов, она пролегает вдоль центрального сада Аламеда и подходит к границе самой старой части города. Здесь расположена площадь с Дворцом изящных искусств, где выступают известные национальные фольклорные ансамбли, а также знаменитые труппы, оркестры и дирижеры мира. Тут же, на пересечении авениды Хуарес с авенидой Ласаро Карденас, высится, как вертикальная ось города, Латиноамериканская башня.

Оставив машину на одной из боковых улиц (на центральных магистралях найти место для парковки почти невозможно), оказываемся у самых стен светло-серого гиганта, в гуще омывающего его людского водоворота. Лица смуглые и белые, но все же преобладают слегка бронзовые...

Кажется, что все социальные контрасты Мексики начинаются у подножия этого небоскреба: богатые дамы с бриллиантовыми гребнями и крестьяне, прячущие суровые лица в тени соломенных шляп-сомбреро; строгие костюмы, лакированные мокасины и оборванные парусиновые штаны; мальчики и девочки, будто сошедшие с рождественских открыток, и чумазые детишки, привязанные шалями-ребосо к спинам матерей.

Иногда, особенно в дни праздников, привлекают внимание женщины в традиционных праздничных нарядах. Длинная, до пят юбка яркого цвета с витиеватыми узорами, иногда вышитыми серебром, белая кофточка с цветной вышивкой. Сверху обязательно наброшена широкая и длинная кружевная шаль, обычно из черного шелка. В прическу воткнут дорогой высокий гребень.

Оглавление
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
links