За птицей кецаль

НА ТЕУАНТЕПЕКСКОМ ПЕРЕШЕЙКЕ

Интересно высказывание одного молодого сапотека, записанное двумя иностранцами, посетившими город: «А, пускай себе женщины командуют. Они такие красивые и, наверное, толковей нас. Да к тому же их просто больше». Действительно, чего-чего, а красоты теуантепекский женщинам не занимать, и, как это ни странно, среди них много голубоглазых.

На центральной площади города даже стоит бронзовая статуя женщины. Говорят, ее воздвигли горожанки в качестве постоянного напоминания мужчинам о своей роли в жизни Теуантепека. Когда и как сложилось такое положение, никто не помнит.

Приблизительно кварталах в восьми от центральной площади около только что построенного деревянного дома человек двенадцать радостными  криками зазывают  нас к себе:

— Сеньорес, пор фавор, виирру.

И подают нам кружки с виирру. Оказалось, это процедура завершения строительства дома их родственника. Видя, что мы иностранцы, один индеец, довольно хорошо говоривший по-испански, рассказал об этом обычае: «Если Хосе хочет строить свой дом, он приглашает родственников и друзей. Приглашение по-сапотекски называется «гурии», а согласие его принять—«вирии». Если кто-то строит дом — ему помогают, что-то сеет — тоже помогают, у кого-то свадьба—опять помогают. Обязательно. Бесплатная помощь. Единственная плата — напиток вирру».

По-видимому, без такой взаимопомощи, традиции которой идут от индейской общины, жить здесь трудно. По официальным данным, 75% жителей юга страны не имеют доходов, достаточных для достижения даже очень скромного прожиточного минимума. Здесь меньше, чем в других районах, употребляется мяса, наименьшее количество домов обеспечено электричеством.

Богатство природы и бедность людей. Эта бедность порой, особенно на юге, прикрывается некой внешней легкостью отношения к жизни.

А может, прав известный мексиканский философ, социолог, писатель первой половины XX века Хосе Васконсельос, попытавшийся «открыть» для науки Латинскую Америку, а следовательно, и Мексику как особый комплекс географического и духовного, утверждая, что самопроявление мексиканца, живущего на нагорье и в тропиках,— разное. В чем-то с Васконсельосом  можно  согласиться,  ибо,  например,  фольклор у жителей Теуантепека или Веракруса более темпераментен,   если  можно  так  сказать,  чем  у жителей  горных районов штатов Мичоакан или Гуанахуато. Однако в.общественном самосознании разницу невозможно найти. Если на протяжении двух-трех веков путешественникам Теуантепек казался городом людей, отличавшихся безмятежным характером, то сегодня уже ясно, что веселость и гостеприимство теуантепекцев не исключают проявления социального протеста. За два дня перед нашим приездом забастовка железнодорожников,   требовавших   повышения   заработной   платы, нарушила обычный ритм жизни города. Одновременно закрылись маленькие магазины и лавочки: их владельцы солидаризовались с железнодорожниками.

Таковы некоторые важные штрихи к современному социальному портрету некогда «тихих» мексиканских городков.

12[3]4
Оглавление
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
links