За птицей кецаль

В ГОСТЯХ У СИКЕЙРОСА

Художник был основателем первого в Мексике комитета «Друзей Советского Союза», в 1967 году ему была присуждена международная Ленинская премия «За укрепление мира между народами».

И все эти годы не прекращался титанический труд художника. В Мексике, США, на Кубе, в Южной Америке, везде, где бы ни работал Сикейрос, его искусство звучало как страстный призыв к ликвидации социальной несправедливости. Разумеется, у художника было много врагов. Его преследовали по политическим мотивам, бросали в тюрьму, находились критики и в сфере искусства. Но Сикейрос оказался несгибаемым борцом.

Он был органично слит со своей родиной и любил ее беспредельно. Ее горы и долины, пустыни и сельву, землю и небо. Буйство красок на его муралях и полотнах — дань не только собственному революционному темпераменту, но и родной природе, ее контрастам.

Утренняя прозрачная голубизна неба бездонным куполом опрокинулась на город-сад. Без пяти минут одиннадцать (час был назначен Сикейросом) мы останавливаем машину у дома номер семь по улице Венус. (Дом не спутаешь: рядом с мастерской, находящейся на участке, высятся металлические леса.) Входим в калитку. Сквозь/листву проглядывают серые, скального камня стены двухэтажного особняка, стоящего чуть на пригорке. Над лужайкой порхают две бабочки. Одна с блестящими синими крыльями, усеянными белыми точками и полосами, другая с коническим, сигарообразным тельцем, с широкими пестрыми крыльями.

— Правда, красива? Эта «сигара» называется бабочка-колибри,— говорит встречающий нас в открытых дверях веранды Сикейрос.

Художник, как всегда, подтянут. Одет спортивно. Белая водолазка, легкие брюки. Любезно здоровается с нами. Из внутренних комнат выходит и Леопольдо Ареналь, брат жены художника, исполняющий обязанности «секретаря-мажордома».

В простенках больших окон веранды картины, эскизы хозяина дома, подарки других известных художников. Сикейрос усаживает нас в кресла, предлагает отведать сок манго, агуакат с острой приправой, «лепестки» жареной картошки, кофе.

Художник интересуется нашими впечатлениями от увиденных районов Мексики и, улыбаясь, говорит:

— Вы сможете составить целую энциклопедию жизни«мертвых» и «живых» городов Мексики.

Мы просим Сикейроса высказать свою точку зрения на роль природы в мексиканских древних и современных муралях, на соотношение философского, социального и географического в них.

  Маэстро, какую роль играли в древности мурали Мексики?

  Здесь две проблемы. Одна—что

1[2]345
Оглавление
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
links