За птицей кецаль

В ГОСТЯХ У СИКЕЙРОСА

Херердо Мурильо, больше известный под псевдонимом Доктор Атль (Атль на языке науатль—«вода»), вдохновитель плеяды мексиканских муралистов, появившихся после революции 1910—1917 годов, призывал не отрываться от природы, воспевал оригинальность мексиканского пейзажа. Достаточно вспомнить его «Вулкан Истаксиуатль», «Долину Мехико».

Диего Ривера, несмотря на то что политическое и социальное у него явно доминировало, любил показывать наши горы и долины, древнеиндеискии город, отразил свое отношение и к сегодняшнему городскому пейзажу и даже показал в росписях Национального дворца в Мехико город будущего. Это не только символическое изображение Земли, ее недр в муралях Сельскохозяйственной школы в Чапинго, но и реальный гористый мексиканский пейзаж в цикле росписей «Гибель пеона» в патио министерства образования в Мехико.

Ривера сумел показать органическую связь человека и среды, человеческого настроения и состояния природы. Это можно сказать и о муралях «Праздник маиса», и о других его работах. Если взять Хосе Клементе Ороско, то у него природа выступает больше как символ, что очень сильно сближает его росписи с иносказанием древних мексиканцев.

  А как вы, маэстро, решаете эту проблему? Нам, например, нравится образ Мексики в виде человека, лежащего на мексиканских вулканах на полотне «Образ Мексики».

  Вы знаете, что социальные вопросы, тема человека у меня главные. Хочется показать человека как произведение природы и как творца своего счастья, но без отрыва от природы. Именно так мне хочется, чтобы понимали мой «Образ Мексики» как потенциально сильного мексиканца, всеми порами связанного с землей, ее стихиями. В единстве борющегося человека и земной природы его сила. Борьба человека за счастье на земле и светлое будущее человечества— это и путь человека к познанию природы Вселенной.

С этими словами художник повел нас по дорожке сада в свою мастерскую-павильон, где трудился тогда над панно, которое называлось «Марш человечества на Земле и к космосу: нищета и наука»,— монументальной объемной росписью философского содержания. На металлических лесах в павильоне  были  вывешены  ее  отдельные  фрагменты.   На примыкавшей к мастерской площадке под открытым небом, на многоэтажных металлических конструкциях происходила сборка панно, предназначенного для «Полифорума», который в то время строился в Мехико, в небольшом парке на авениде Инсурхентес. Создавалось двенадцатигранное здание, внешние стены которого покрывались росписями. Внутри здания на нижнем этаже помещались мурали, повествующие об истории мексиканского народа, а на втором — самая большая в мире роспись (3000 квадратных метров), сделанная внутри помещения,— «Марш человечества». Посетителей этой круговой панорамы ждут неожиданности: специальный механизм приводит пол в движение, и кажется, что написанные фигуры, а их сотни, оживают и движутся в своем порыве к будущей борьбе.

И в предыдущих работах Сикейрос смотрел на Мексику через призму мирового видения, в «Марше человечества» оно еще более обострилось. Но это видение прежде всего вдохновлено миром Мексики. Для «Полифорума» были созданы скульптурно-живописные портреты мексиканских художников, учителей и соратников Сикейроса,— гравера X. Г. Посады, графика Л. Мендеса и муралистов X

123[4]5
Оглавление
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
links