За птицей кецаль

МЕХИКО: СЕГОДНЯШНИЙ

(По индейской легенде в Истаксиуатле спит вечным сном принцесса, а в Попокатепетле — молодой воин, жертвы трагической любви.) Оба эти вулкана расположены в Поперечной Вулканической Сьерре, обрамляющей Центральную Месу с юга. Именно в южном направлении город растет особенно быстро. В 70-х годах городские постройки уже стали карабкаться на северные склоны гор Ахуско.

Обратимся лицом на северо-запад. Почти прямо внизу раскинулся зеленый прямоугольник парка Аламеда, далее — купол монумента Революции.

С площадки хорошо видны растущие этажи новой штаб-квартиры государственной компании «Пемекс», занимающей 33-е место среди 1000 крупнейших компаний капиталистического мира. Этот пяти десяти двух этажный гигант, самое высокое здание в Латинской Америке, видимо, станет памятником неосуществленных надежд мексиканцев, связанных с нефтяным бумом конца 70-х — начала 80-х годов. Но нефть нефтью, а успехи мексиканских архитекторов в области строительства высотных зданий в зоне повышенной сейсмической активности (Мехико в нее входит) налицо: в городе возведен уже ряд домов в несколько десятков этажей.

Но есть еще проблема. Небоскребы, как пресс, сжимают подземное озеро, на котором стоит город. Собственно, он стоит на вулканическом пепле, который очень давно засыпал глубокое озеро в котловине Мехико. Оседание грунта идет уже в течение нескольких веков из-за усиленного потребления подземных вод. В результате пострадала старинная канализационная система. Сейчас под городом, на глубине 60 метров, сооружаются дренажные тоннели. А для того, чтобы здания, подобные Латиноамериканской башне, не оседали, создаются фундаменты, «плавающие» в зыбкой почве. Когда давление воды в грунте падает, происходит автоматическая подкачка, и оно снова уравновешивает вес здания.

Вот двенадцатикилометровая Пасео-де-ла-Реформа, резко изгибаясь, одним концом уходит на север, а другим на запад, теряясь в темно-зеленом пятне парка Чапультепек. Далее почти неразличимой нитью она тянется на юго-запад, становясь основной артерией новых фешенебельных районов. В конце 60-х годов эта зона превратилась в излюбленное место жительства представителей наиболее зажиточных слоев общества. Пасео-де-ла-Реформа рассекает и Полан-ко —кварталы многоквартирных домов и особняков, где живут высшие чиновники и обосновавшиеся в Мехико иностранцы. В некоторых ресторанчиках здесь можно заказать типично американские блюда—«хот-догз», «хамбургер», «филе-стейк».

Понятие «иностранец» в данном случае весьма условно. Чаще всего это состоятельные американцы, испанцы, немцы, французы, либо получившие мексиканское гражданство, либо давно живущие в Гу1ексике. Они создают свои «колонии», в которых действуют различные клубы, спортивно-культурные центры. Как правило, представители этих «колоний» входят в высшие социальные группы Мехико.

Северный сектор Мехико, начинающийся от центра города, представляет собой громадную серую, лишенную зелени промышленную зону, где сосредоточены цементные заводы и другие «грязные производства», там же живут семьи, достаток которых ниже среднего. В конце Пасео-де-ла-Реформа выделяется возведенный к Олимпиаде 1968 года район многоквартирных стандартных домов. Над ними возвышается здание министерства иностранных дел. На горизонте еле виднеются корпуса Политехнического института, а чуть западнее простирается огромный промышленный район, «начиненный» предприятиями нефтехимии, электрометаллургии, автосборки. Крупные комбинаты и заводы, занимающие в основном северо-западную часть города, и делают его индустриальным гигантом.

Оглавление
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
links